- Автор - НаталинаЯ. Это цитата этого сообщения Охота на Руси. 1. Сокольник. Изображение на московской монете середины xv в. 2. Конный охотник с копьем и собакой. Изображение на можайской монете середины xv в. 3. Охота (на медведя?) с рогатиной и собакой. Купить в галерее «Rarita» Императорская охота на Руси, по рисунку А. Бенуа Авто-, мото-, велотранспорт Фототипогравюра бумага Бенуа А.Н. в раме 24х30 см Россия г. авто-, мото-, велотранспорт искусство охота авто-, мото.
1 рисунок охота на руси
Главная >> Охота на руси

Царская охота на руси

старинная гравюра юар. охота собаки гравюра. гравюра. кот контурный рисунок. гравюра с охотой. рисунок кота. тигр черно белый. охота. контурные рисунки животные.  · Соколиная охота известна с I-III веков нашей эры, на РУси - с IX века. Расцвет охоты с ловчими птицами у нас пришелся на XVII в. при царе Алексее Михайловиче и просуществовала до появления огнестрельного охотничьего оружия и стрельбы дробью. В настоящее время охота с ловчими птицами радует души охотников в самых разных .

Первый из князей, о котором упоминается как об охотнике, был Игорь Рюрикович ; с его ловами тесно связана его женитьба на Ольге. В древние времена охота была лучшей школой для подготовления воинов к боевой жизни. Почти все древнерусские князья сознавали необходимость заниматься охотой.

Святослав унаследовал от своих родителей их страсть к охоте. Об охотах князя Владимира летопись умалчивает; быть может, это вызвано крещением Руси и теми переменами, какие оно вносило в жизнь народа. Из 12 сыновей Владимира только о двух сохранились известия, относящиеся к истории княжеских ловов — о Мстиславе и Ярославе.

О сыне Ярослава, Всеволоде , летопись сообщает известие, характеризующее орудия и способы охоты в его время: «В лето Всеволоду ловы деющу звериныя за Вышегородом, заметавшим тенета и кличаном кликнувшим». Отсюда видно, что уже в XI в. Другие современные ему князья также были страстные охотники.

Даниил Романович Галицкий в г. Новгородские князья иногда настолько увлекались охотой, что забывали свои обязанности по управлению областью и нарушали права частной охоты. На этой почве между князьями и господином Великим Новгородом возникали столкновения.

Первые московские князья интересуются охотой больше с фискальной точки зрения, как важной статьей государственного бюджета, чем с точки зрения забавы , до известной степени, в силу традиции обязательной для князей. Он обставлял свои охоты так, что они поражали своей грандиозностью.

Иоанн IV ещё мальчиком начал охотиться, но охота влекла его к себе больше зрелищем крови, мучений и смерти животных, чем впечатлениями другого порядка. Царь Фёдор Иоаннович любил тешиться зрелищем медвежьих потех и боев с медведями. Об охоте Бориса Годунова до нас дошёл только один рассказ Горсея , из которого видно, что Годунов был соколиный охотник.

Древнерусскую охоту можно разделить по способам её производства на два рода: звероловство и охоту в собственном смысле. Ловля птиц в древнее время производилась, главным образом, при помощи перевесов. Перевесища были и у князей, и у простых людей. Княгиня Ольга имела свои перевесы по Днепру и по Десне.

Владимир Мономах при охоте на зверя имел при себе меч «дикий вепрь меч ми на бедре отъял». Василий III , отправляясь на охоту, имел при себе два длинных охотничьих ножа, продолговатый кинжал , топор с ручкой из слоновой кости, кистень и так назыв. Огнестрельное оружие для охоты стало употребляться при царе Иоанне Грозном ; первые опыты ружейной охоты были произведены из самопалов и лёгких ручных пищалей.

О конной охоте мы знаем из духовной Владимира Мономаха. Княжеская и Ц. Охота с ловчими птицами, повсюду в мире известная с самой глубокой древности как истинно Ц. Из князей Южной России наиболее страстным любителем охоты с ловчими птицами был Игорь Северский кон.

XII в. Охота с ловчими птицами производилась при помощи ястребов , соколов и кречетов «выношенных», то есть приученных ловить диких птиц и мелких животных. Для ловли соколов и кречетов государи наши отправляли на север особые ватаги артели с атаманом во главе, или населяли помытчиками села и слободы в местах ловли, или поручали это дело местным сельским жителям.

Неосновательно мнение, что « Василий III едва ли не первый из русских князей завел псовую охоту, ибо россияне в старину считали псов животными нечистыми и гнушались ими». Правда, при Василии III псовая охота достигла наибольшего развития, но многие исторические данные говорят, что она существовала с самых ранних времён.

В княжеской псовой охоте употреблялись не только местная порода борзых , но и восточная порода, которая ценилась очень дорого. На Руси с самых древних времён охота была свободным промыслом для всех, хотя князья по отношению к охоте пользовались особыми правами и преимуществами, вытекавшими из их земельных прав и отчасти из их высокого положения.

В завоеванных и вновь присоединённых областях лучшие охотничьи угодья отходили во владение князей. Ловчий путь, обозначавший собой все княжеские охотничьи угодья в том или другом уезде например «Московский путь» , делился на станы. В каждом стане было несколько деревень и починков, которыми заведовал особый ловчий.

Насколько велики были доходы от охотничьих угодий, можно судить по свидетельству Флетчера, что за удовлетворением всех дворцовых издержек и расходов на жалованье дворцовому штату от этих оброчных статей оставался ещё огромный излишек в виде шкур и мехов, дававших при продаже до р.

К ловчему переходили все права волостеля. Случалось, что должности волостеля и ловчего совмещались в одних руках. Должность ловчего впервые упоминается около г. В помощь по делам суда и управления станом ловчий имел при себе двух чиновников, которых назначал и сменял собственной властью: тиуна и доводчика, первого — для разбора судных дел, второго — для дознания, следствия и сыска по преступлениям, совершавшимся в его стане.

Михаил Феодорович , устраивая своё разорённое царство , спустя только пять-шесть лет мог позаботиться о восстановлении былых охот и потех. С этой целью в г. Все Ц. Любимой охотой Михаила Феодоровича была охота на медведей. Царь Алексей Михайлович к птичьей охоте привязался с самого раннего детства.

Он был, по его собственному выражению, «охотник достоверный», то есть истый, заклятый. Во время поездок на охоты государь приказывал раскинуть шатры , которыми заведовал особый шатерничий, сопровождавший царя со всем шатерным скарбом. Шатры эти отличались большой роскошью.

Для звериной и соколиной охот имелись особые охотничьи лошади, как для личного Ц. Охотники, кроме лука со стрелами, вооружались копьями, протазанами , вилами и рогатинами. Из огнестрельного оружия употреблялись пищали , самопалы , карабины и пистолеты.

Ещё большей роскошью и богатством отличались уборы коней государевых. Все ловчие птицы соколиной охоты царей Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича принадлежали к породе благородных соколов. Ловля этих птиц производилась двинскими помытчиками по морскому берегу и по рекам, по Тиунскому берегу, Терской стороне и на Канином Носу.

На царских кречетнях была суровая дисциплина; всякое упущение наказывалось весьма строго. Уход за ловчими птицами заключался в кормлении их, в лечении заболевавших, но главным образом в «вынашивании», то есть систематическом приучении диких птиц в охоте.

Кормили ловчих птиц в «уречённое время», то есть в определённые часы, и непременно самым доброкачественным мясом. Когда кречеты были выношены и подготовлены, их брали на настоящую охоту; часто сам царь «пробовал» вновь выношенных кречетов. Наряд царских ловчих птиц состоял из следующих составных частей: клобучок, нагрудник, нахвостник, обножи иначе называвшиеся обносцами, нагавками, опутами или опутинами , сильца, должик и колокольцы.

Все эти наряды изготовлялись специальными мастерами в государевой мастерской палате; ценность наряда согласовалась с достоинством птицы, для которой он предназначался; обыкновенно кречеты-царские любимцы блистали золотом, серебром и драгоценными каменьями. Бой с дикими медведями и травля их собаками были очень любимы обоими первыми царями из дома Романовых.

Все лица, состоявшие при Ц. Все ловчие птицы распределены были по «статьям». Во главе «статьи» стоял «начальный» сокольник , в ведении которого находилось известное число «рядовых» сокольников, кречетников и ястребников.

Царь Феодор Алексеевич , болезненный и слабый, не унаследовал от своего отца любви к «соколиной потехе». В течение своего 6-летнего царствования он ни разу не принимал участия в охоте. Упадок её продолжается и ещё более усиливается в царствование Петра Великого. Развлечения мореходства заменяли для Петра вполне развлечения охоты.

Он не только «не чувствовал никакой склонности» к охоте, но и был противником её, как пустой и недостойной забавы. При Петре Вел. В — гг. С этого времени Ц. Одним из немногих памятников деятельности кн. Ромодановского по управлению царской охотой были изданные по его инициативе в и гг.

Император Пётр II большую часть своего краткого царствования провел в охотничьих поездках, беспрерывно следовавших одна за другой; он особенно любил псовую охоту. При Петре II явилась первая заимствованная с Запада охотничья должность — егермейстера.

Заботясь о блеске своего двора, она внимательно следила за устройством и развитием учреждений придворной охоты. Помимо ружейной охоты, Анна Иоанновна очень часто развлекалась зрелищем травли зверей; ни до неё, ни после всевозможные травли зверей не практиковались в таких широких размерах.

Любимым её занятием была ружейная стрельба. В г. Начало воспрещениям охоты под Петербургом положено было ещё Петром Великим , который указом 22 апреля г. Елизавета Петровна заинтересовалась охотой ещё в своей молодости, под влиянием своего племянника Петра II. Длинный ряд охот, в которых Елизавета Петровна принимала участие уже в качестве императрицы, открывается в Москве, куда она переехала в г.

При Елизавете Петровне получил широкое распространение особый вид птичьей охоты — охота на тетеревов из шалашей, с чучелами. Вскоре по вступлении на престол императрица Екатерина II пристрастилась к охоте на птиц с соколами.

По приезде в Москву в г. Екатерина II посещала измайловский зверинец, Тюхалеву рощу и другие окрестности столицы, где занималась и соколиной, и егерской охотой. Делопроизводство по управлению императорской охотой сосредоточено было в обер-егермейстерской канцелярии, образованной в — гг.

Обер-егермейстерская канцелярия стала во главе самостоятельного обер-егермейстерского корпуса. Новый яхд-штат внёс небольшие перемены в организацию птичьей охоты, по-прежнему находившейся в Москв. Во главе птичьей охоты поставлен был главностатейничий с двумя помощниками. В яхд-штате г.

Раньше, как, например, в списке собственной охоты Петра II , упоминались только отдельные егерские музыканты — волторнисты. Обер-егермейстер Нарышкин представил императрице в г. Этот доклад был утверждён императрицей. Указом 6 мая г.


Ирина Палтусова. Придворная охота в России. Охоту по справедливости должно почесть одним из главнейших занятий человека, - писал И. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же и охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем.

Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах. Мономах в завещании своем оставил нам описание своих битв с турами и медведями; достойный отец великого сына, один из мудрейших русских царей, Алексей Михайлович, страстно любил охоту".

Азарт охоты, поединок с сильным и хитрым лесным хищником, соревнование с другими охотниками в ловкости и количестве трофеев превращали охоту из промысла в развлечение и искусство. Именно в третьей четверти XVII столетия придворная охота превратилась в постоянное занятие русских царей.

Это был особый мир со своим церемониалом, призванный демонстрировать подданным и иноземным гостям блеск и величие, авторитет и могущество правительства и государства. Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту.

Сохранилось описание одного из таких выездов в село Покровское в году, когда в Москве находились польско-литовские послы. Впереди всей процессии, вспоминает очевидец, двигался "постельный возок" в сопровождении постельничего и трехсот "младших" дворян.

Они ехали по трое в ряд на аргамаках, жеребцах и конях "во всякой ратной сбруе". За ними следовали триста конных стрельцов по пять в ряд в парадном одеянии и с карабинами. За стрельцами двигались пятьсот рейтар с палашами и пистолями. Далее вели сорок заводных лошадей в богатой сбруе с позолоченными и серебряными цепями и седлами, покрытыми золочеными покровцами и ковриками.

За ними шли запасные каретные лошади, а уже потом ехал сам царь в английской карете. Сопровождавшие его бояре, окольничьи, думские люди, стольники, стряпчие и дворяне следовали по три человека в ряд на "добрых" жеребцах, обряженных в красивую упряжь - узды "оправные" и цепи "поводные". Для царской охоты парадное конское убранство изготавливали мастера Конюшенного приказа.

В его создании участвовало несколько мастеров: седельники - делали седла, шорники - сбрую; кузнецы - ковали подковы и стремена, серебряных дел мастера - серебряные украшения. Русские мастера были известны как искусные седельники.

Они изготавливали седла - арчаки с невысокими луками и пристегнутой к остову подушкой, наполненной лебяжьим пухом. Удобные и легкие, они как нельзя лучше подходили для охоты. Седло не прилегало полностью к крупу коня, а опиралось на него лишь "известями" - выступающими досками, снизу оклеенными тисненой берестой.

Арчак обтягивали бархатом вишневого цвета, крыльца и тебеньки расшивали серебряным шнуром. Луки седла оклеевали "ящером" - кожей осетровых рыб или морского ската. Для снаряжения коня использовалась "узда самая легкая". Понятие "узда" включало несколько предметов, необходимых для того, чтобы запрячь коня и управлять им.

На голову коня надевали собственно узду - оголовь с железными удилами и поводьями, к седлу спереди пристегивали паперсть - нагрудные ремни сбруи. Морду лошади украшала решма - изогнутая металлическая пластина с цепочками, декорированная чеканным растительным узором.

В центре помещали изображение российского герба - двуглавого орла под короной. Мастера Конюшенного приказа превращали каждую деталь узды в неповторимое произведение искусства. Важнейшую часть парадного конского убранства составляли попоны. Одни из них закрывали грудь и круп коня, другие - подкладывались под седло, третьи - набрасывались на него сверху.

На одной лошади могло быть несколько видов попон одновременно. Их шили из разнообразных тканей, украшали камнями и жемчугом, декоративным шитьем. Убор "выводного" коня дополняли подшейной кистью из серебряных или шелковых нитей, чеканными, золочеными наколенниками и серебряными "гремячими" цепями, которые при малейшем движении лошади издавали мелодичный серебряный звон.

Коней вели под уздцы именитые дворяне в парадном платье. Традиции парадных охот существовали и в последующие столетия, но именно XVII век привнес сугубо русский колорит в это красочное действие. Сама царская охота - соколиная, псовая и медвежья - отличалась разнообразием церемониала и подчинялась своим правилам и традициям.

Соколиная охота существовала на Руси еще в глубокой древности. Но периодом ее расцвета стало правление царя Алексея Михайловича Романова, отца Петра I, который был страстным поклонником соколиной охоты. То была истинная страсть, отмеченная печатью постоянства и даже вдохновения.

В охоте царь находил радость и сердечную отраду. По приказу царя ежегодно в столицу привозили более двухсот ловчих птиц: соколов, кречетов, балобанов, сапсанов, копчиков, ястребов. В большой цене были белые кречеты. Они ценились за свою необычную окраску. Места отлова кречетов находились под охраной, и добывать их могли только профессиональные ловцы - "помытчики", имевшие разрешение от государя.

Соколиную охоту царя Алексея Михайловича обслуживали сто сокольников, которые круглый год, днем и ночью, находились при ловчих птицах в дворцовых селах - Коломенском, Сокольниках и Покровском. Современники оставили восторженные описания деревянных дворцов царя Алексея Михайловича в Коломенском и Измайлове и его кречатен, по словам члена датского посольства Я.

Стрейса, "весьма изящно построенных из дерева", с "весьма красивыми помещениями, украшенными чудными обоями и бархатом". Впрочем, для постороннего все, что происходило на кречатне, было покрыто глубокой тайной. Так, в году один из членов австрийского посольства тщетно добивался разрешения увидеть хоть одного царского кречета и срисовать его.

Лишь через полгода такое разрешение было получено в виде особой царской милости. Известен единственный случай, когда на царскую кречатню был принят иноземец, живший в Москве. Это было наградой за то, что ему удалось вылечить двух царских соколов.

Руководитель соколиной охоты - сокольничий - был доверенным лицом московского государя. Зачисление на государеву службу было большой привилегией, оно производилось по присяге, чины царской охоты получали корм с царского стола, ежегодное денежное жалованье и платье.

Церемониал посвящения в чин сокольничего был разработан самим царем и подробно изложен в трактате "Книга глаголемая Урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути". Вся церемония предполагала особое "уготовление", которое символизировало этапы "красной охоты".

В передней избе к приходу государя стелился "ковер диковатой" серо-голубого цвета , на который клалась подушка, набитая пухом диких уток. Напротив подушки ставились четыре нарядных стула для четырех лучших, первостатейных птиц - соколов и кречетов.

Между стульями клалось крытое попоной сено, где наряжали новопоставленного в чин. Сено и попона - символы коня: нет сокольничего без птицы, но нет настоящей птичьей охоты и без коня. Все это вместе названо "местом".

И люди, и птицы, расставленные по месту, все должны быть в лучших платьях и в "большом наряде". Сам нововыборный должен стоять одетым "в государево жалованье" - это новый суконный кафтан с золотыми и серебряными нашивками, в "ферезее" и шапке, обязательно надетой "искривя".

Далее следует процедура пришествия царя и приветствия начальных сокольников и рядовых. Затем наступало время "объявлять образец и чин". Процедура открывалась "наряжанием" птиц. То было не повседневное надевание на птиц обнасцов, колокольцев, клобучков, а настоящее священнодействие, исполненное глубокого символического смысла.

Неслучайно это действо открывается фразой подсокольничего: "Начальные, время наряду и час красоте". Посвящаемому в чин вручают руковицу, которую он должен "вздевать тихо и стройно". Надевши же, "пооправяся" и перекрестясь, он берет сокола. Далее подсокольничий должен был подступать к государю.

Здесь "урядник" требовал идти "благочинно, смирно, урядно"; остановиться "поодоле" от царя надо было "человечно, тихо, бережно, весело", птицу при этом надо держать "честно достойно , явно, опасно осторожно , стройно, подправительно исправно, по образцу , подъявительно напоказ ". Сам обряд демонстрировал всем красоту, честь и меру.

Самой красивой из соколиных охот считалась охота с кречетом. Атакующий кречет на высокой скорости сильно бьет жертву когтями, быстро набирает высоту и при необходимости повторяет атаку - "ставку". Хорошо обученные кречеты упорно преследовали добычу на расстояние до 6 верст и делали до 70 ставок.

Добычей кречета были гуси, лебеди, утки, тетерева, коршуны, цапли, журавли, вороны и даже орлы. Сокол-балобан и сокол-сапсан также были излюбленными ловчими птицами царских охот. Они способны были успешно ловить не только пернатую дичь, но и зайцев. Чеглок и дербник использовались для ловли мелких птиц, а также в качестве "дамских" соколов при парадных выездах.

Универсальными охотниками считались ястребы, способные ловить самую разную добычу. При царском дворе особенно ценились ястребы белой окраски. Царь охотился с кречетами почти ежедневно, а то и два раза в день: "после раннего кушанья" или "до и после столового кушанья", то есть после полудня.

В соколиных охотах участвовали члены царской семьи и приглашенные иностранные послы. Церемониал выезда на охоту отличался особой торжественностью. Впереди шли выводные лошади, снаряженные роскошными седлами и попонами, в драгоценной сбруе. Их вели на поводу служители Конюшенного приказа.

Воины, кареты, всадники, охотники, конюхи, сотни служителей разных специальностей и, наконец, большой обоз со всем необходимым для охоты и праздничного пира - медленно двигались к месту охоты, где все было заранее подготовлено для царской забавы. Там уже были разбиты походные шатры, о которых Самуил Коллинз - англичанин, врач на службе царя Алексея Михайловича - писал, что ему никогда не приходилось видеть ничего более величественного.

Шатры самого царя, царицы, их детей составляли круг, в центре которого устанавливалась походная церковь. Впереди на ружейный выстрел от шатров выставлялась стража, не подпускавшая посторонних к месту потехи. Приглашенные любовались прекрасным зрелищем птичьей охоты. По сигналу царя громкие звуки охотничьих рожков и маленьких литавр - "тулумбасов" - вспугивали с поверхности озера уток и другую дичь.

Соколы один за другим взмывали в небо с руки сокольника, защищенной перчаткой, и камнем падали вниз, поражая добычу.

Особенности национальной рыбалки (фильм)

Поделиться:

Leave a Reply