Как понять, что же такое «охота» и кто такой «охотник»? Изучив, множество статей и рассказов о русской охоте можно сделать вывод: в большинстве своем везде. Продолжительность. Особенности охоты на engio.pksnab.ru на engio.pksnab.ru , viewsK views. Jan 19, Dislike. Share. Save. pavel pavel
1 охота особенности охоты на руси
Главная >> Охота на руси

Русская охота. Как охотились на Руси

Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту. Сохранилось описание одного из таких. Охота с подсадной уткой на Руси имеет давнюю историю. О том, как подготовить подсадную утку к этой охоте, смотрите в нашем фильме.

На Руси охота была одним из важных промыслов. Источники свидетельствуют о наличии на русских землях зубров, туров, лосей, оленей, косуль, кабанов вепрей , диких коз, медведей, рысей, волков, лисиц чёрных, пепельных и белых , песцов, диких кошек, зайцев, разных видов белок, бобров, соболей в том числе чёрных , куниц, горностаев, росомах, барсуков, сурков, хомяков, норок, выдр.

Однако материалы письменных и вещественных источников во всяком случае позволяют говорить о наличии:. Данные письменных источников и археологические материалы позволяют установить, что бобры водились и были объектом охоты в Бежецком, Белозерском, Владимирском, Волоцком, Дмитровском, Кашинском, Коломенском, Малоярославецком, Московском, Нижегородском, Переяславском, Ржевском, Ростовском, Рузском, Рязанском, Суздальском, Тверском, Угличском и Ярославском уездах, в Новгородской земле и Пермском крае.

Однако, по-видимому, существовала и такая охота. В источниках летописях и актах встречаются упоминания «рыбьих зубов» моржовых клыков. Они высоко ценились в древней Руси и поэтому их дарили обычно высокопоставленным лицам.

Источники также упоминают «моржа» правда, в собственных именах: Моржова гора, Морж-остров, «Морж» как прозвище. При раскопках в Новгороде обнаружены кожаные ножны с изображением тюленя и моржовая кость с надписью.

В Новгороде находят также гарпуны. Мало сведений в источниках о птицах — объектах охоты, если не считать довольно многочисленных упоминаний о соколах, кречетах в частности — белых, красных , ястребах белых , которые прежде, чем стать ловчими птицами, должны были быть пойманы.

Менгли-Гирей неоднократно просил Ивана III прислать «высоких» соколов, кречетов, которые лебедей ловят, а также специалистов-сокольников для обучения ханских сокольников. В источниках кроме свидетельств об охоте на птиц встречаются известия об охоте на тетеревов и «другую птицу съестную».

В летописи, где под г. Перечень наименований птиц можно несколько расширить за счёт известных по источникам собственных имён, производных от «тетерев», «тетеря», «кулик», «рябчик», «гагара»; о лебедях есть также известия и в новгородских писцовых книгах.

В летописи под г. Герберштейн также пишет об охоте на лебедей и журавлей; он упоминает и о перепелах. Термин «перепел» был известен в русском языке того времени. В источниках встречаются характерные наименования угодий, где водились или гнездились промысловые птицы: «гоголев наволок», «ловища лебединые», «сокольи гнезда», «садбища кречатьи» «тетеревиный мох».

Подробных сведений о способах охоты немного. Обычно в источниках говорится о «ловах», «утехе», битье «зверя» вообще или какого-либо конкретного зверя например, бобров , о гоньбе например, зайцев и т. Встречается также термин «полесовать», который применяется к процессу промысловой охоты.

В одном более позднем источнике этот термин раскрыт так: «полесовал, лоси бил». Известна, например, охота с ловчей птицей соколами, ястребами, кречетами на лебедей, гусей, уток, журавлей, зайцев, фазанов и тетеревов. О битье лебедей и гусей соколами и кречетами говорится в виде метафоры в «Задонщине».

Источники сохранили известия о некоторых аксессуарах соколиной охоты: «колодицах» от которых «рвутся» соколы , «колокольцах» которыми они гремят , «бубнах». Сцены соколиной охоты имеются на древнерусских миниатюрах; изображения конных сокольников с соколами есть на монетах. Была распространена и охота с собаками.

Упоминания об охотничьих собаках в том числе и о «выжлях» встречаются в источниках неоднократно; собак использовали, например, для травли зайцев, при охоте на белок и медведей. В несколько более позднем г. Великокняжеская «псарня» упомянута в духовной Ивана III. В качестве орудий охоты на медведя на древнерусских миниатюрах и монетах изображаются рогатины и дубины.

Сцена охоты с рогатиной выгравирована на известной рогатине Бориса Александровича Тверского. В Ипатьевской летописи под г. Широко применялся для охоты лук со стрелами. В районах, где в хозяйстве преобладала охота Север, Пермь , термин «лук» употребляли для обозначения единицы обложения.

Охотничьи стрелы с костяными и железными наконечниками, а также целиком деревянные стрелы обнаружены при археологических раскопках например, в Дмитрове, Кимрах, Рязани, Новгороде. Изображения лучников, стреляющих в птиц и зверей, имеются на древнерусских миниатюрах, монетах, а также на некоторых предметах: рогатине Бориса Александровича Тверского, грузиле из Новгорода.

Для охоты на дичь применяли большей частью крестьяне сети, силки, «прибои», «пругла»; зайцев, например, ловили при помощи «слопцов» «слопец» — род «ловушки на мелких зверей, убойная плаха с поедью, наживой и насторожкою» , птиц — с помощью «кляпцов». Весьма распространённой была ловля водоплавающей птицы «перевесами», представляющими, судя по этнографическим данным, весьма сложное сооружение в виде огромных сетей, вертикально подвешиваемых в местах пролета птиц.

Упоминания о перевесах встречаются в источниках, относящихся к Бежецкому, Белозерскому, Владимирскому, Дмитровскому, Костромскому, Московскому, Муромскому, Переяславскому, Пошехонскому, Рязанскому, Суздальскому, Угличскому уездам, Новгородской и Двинской землям и району Холмогор.

Много раз говорится о перевесах и в новгородских писцовых книгах. В актах встречается термин «плохи» — просеки в лесу, где сооружали перевесы. В одной грамоте есть выражение «ток ловити» то есть ловить птицу во время тока.

Большую сложность, очевидно, представляла ловля бобров, так как она была связана не только с устройством особых ловушек, но и с такими работами, как, например, перекапывание берегов водных протоков «боброва перекопь». В источниках встречаются указания на «путики» — приспособления для лова зверей; применялись также и ловчие ямы.

Из продуктов охоты, кроме меха животных, упоминаемого много раз и в виде шкур и в виде меха на одежде и головных уборах, источники называют мясо, сало, кожу, пух. Охотой князей и крупных феодалов ведали разные слуги: ловцы, ловчие, охотники, бобровники, псари, сокольничие, сокольники, кречетники, «ястребные» специалисты по охоте с ястребами , «помытчики».

О размерах феодальной охоты можно судить по тому, что имелись специальные княжеские охотничьи ватаги, совершавшие подчас дальние экспедиции за пушниной и ценной птицей, специальные «сокольни», «сокольничий» и «ловчий» пути у великих князей.

В источниках встречаются также термины «лисичник», «лисиднциник» и «белочник». Трудно определить значение этих слов; «белочник», видимо, — купец, торгующий шкурками белок. Некоторые отрасли охоты вообще находились в монопольном владении феодального государства.

В одном из документов сообщалось, что все пойманные кречеты идут великому князю. Однако несмотря на наличие людей, специально занимавшихся охотничьим промыслом среди них были и холопы , феодалы и в этой отрасли хозяйства широко эксплуатировали труд крестьян. Крестьяне участвовали по-видимому, в качестве загонщиков в охоте феодалов на медведей, лосей.

В актах упоминается «бобровое» в числе поборов с крестьян; встречаются указания на ловлю бобров как на одну из отработочных крестьянских повинностей. Крестьяне обязаны были, например, ходить «на бобры Часто в обязанности крестьян входило предоставление постоев, «кормов», «подвод», «проводников» и «сторожов» ловчим, бобровникам, сокольникам, псарям и другим участникам феодальной охоты, а также обеспечение корма охотничьим собакам и ловчей птице.

По новгородским писцовым: книгам видно, что в состав натуральных оброков могли входить зайцы, соколы, тетерева; там же говорится об обязанности населения ловить соколов и имеется упоминание о крестьянах-сокольниках. Известны повинности, очевидно, также связанные с охотой: «соколыцина» и «подгнездное».

Иван III в письме к дочери Елене упоминает «смердов», ловивших для него чёрных соболей. Если для феодалов охота с собаками или соколиная была своего рода боевой тренировкой или «утехой», развлечением, не имевшими существенного экономического значения, то промысловая охота, особенно пушная, была заметным фактором в экономике Руси и в её экспорте.

Для широких слоёв населения страны за исключением некоторых северных районов Новгородской земли охотничий промысел, хотя и был повсеместно распространён, оставался подсобным занятием. Читайте также: — русское бортничество. Готовится она из нарезанной стружкой…. Recommend this entry Has been recommended Send news.

Log in No account? Create an account. Remember me. Previous Share Flag Next. Tags: охота. Recent Posts from This Journal. Post a new comment Error. Your reply will be screened. Post a new comment. Preview comment.

Post a new comment 0 comments.


Ирина Палтусова. Придворная охота в России. Охоту по справедливости должно почесть одним из главнейших занятий человека, - писал И. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же и охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем. Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах.

Мономах в завещании своем оставил нам описание своих битв с турами и медведями; достойный отец великого сына, один из мудрейших русских царей, Алексей Михайлович, страстно любил охоту". Азарт охоты, поединок с сильным и хитрым лесным хищником, соревнование с другими охотниками в ловкости и количестве трофеев превращали охоту из промысла в развлечение и искусство.

Именно в третьей четверти XVII столетия придворная охота превратилась в постоянное занятие русских царей. Это был особый мир со своим церемониалом, призванный демонстрировать подданным и иноземным гостям блеск и величие, авторитет и могущество правительства и государства.

Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту. Сохранилось описание одного из таких выездов в село Покровское в году, когда в Москве находились польско-литовские послы.

Впереди всей процессии, вспоминает очевидец, двигался "постельный возок" в сопровождении постельничего и трехсот "младших" дворян. Они ехали по трое в ряд на аргамаках, жеребцах и конях "во всякой ратной сбруе". За ними следовали триста конных стрельцов по пять в ряд в парадном одеянии и с карабинами.

За стрельцами двигались пятьсот рейтар с палашами и пистолями. Далее вели сорок заводных лошадей в богатой сбруе с позолоченными и серебряными цепями и седлами, покрытыми золочеными покровцами и ковриками. За ними шли запасные каретные лошади, а уже потом ехал сам царь в английской карете.

Сопровождавшие его бояре, окольничьи, думские люди, стольники, стряпчие и дворяне следовали по три человека в ряд на "добрых" жеребцах, обряженных в красивую упряжь - узды "оправные" и цепи "поводные". Для царской охоты парадное конское убранство изготавливали мастера Конюшенного приказа.

В его создании участвовало несколько мастеров: седельники - делали седла, шорники - сбрую; кузнецы - ковали подковы и стремена, серебряных дел мастера - серебряные украшения. Русские мастера были известны как искусные седельники.

Они изготавливали седла - арчаки с невысокими луками и пристегнутой к остову подушкой, наполненной лебяжьим пухом. Удобные и легкие, они как нельзя лучше подходили для охоты. Седло не прилегало полностью к крупу коня, а опиралось на него лишь "известями" - выступающими досками, снизу оклеенными тисненой берестой.

Арчак обтягивали бархатом вишневого цвета, крыльца и тебеньки расшивали серебряным шнуром. Луки седла оклеевали "ящером" - кожей осетровых рыб или морского ската. Для снаряжения коня использовалась "узда самая легкая". Понятие "узда" включало несколько предметов, необходимых для того, чтобы запрячь коня и управлять им.

На голову коня надевали собственно узду - оголовь с железными удилами и поводьями, к седлу спереди пристегивали паперсть - нагрудные ремни сбруи. Морду лошади украшала решма - изогнутая металлическая пластина с цепочками, декорированная чеканным растительным узором.

В центре помещали изображение российского герба - двуглавого орла под короной. Мастера Конюшенного приказа превращали каждую деталь узды в неповторимое произведение искусства. Важнейшую часть парадного конского убранства составляли попоны.

Одни из них закрывали грудь и круп коня, другие - подкладывались под седло, третьи - набрасывались на него сверху. На одной лошади могло быть несколько видов попон одновременно. Их шили из разнообразных тканей, украшали камнями и жемчугом, декоративным шитьем.

Убор "выводного" коня дополняли подшейной кистью из серебряных или шелковых нитей, чеканными, золочеными наколенниками и серебряными "гремячими" цепями, которые при малейшем движении лошади издавали мелодичный серебряный звон. Коней вели под уздцы именитые дворяне в парадном платье.

Традиции парадных охот существовали и в последующие столетия, но именно XVII век привнес сугубо русский колорит в это красочное действие. Сама царская охота - соколиная, псовая и медвежья - отличалась разнообразием церемониала и подчинялась своим правилам и традициям.

Соколиная охота существовала на Руси еще в глубокой древности. Но периодом ее расцвета стало правление царя Алексея Михайловича Романова, отца Петра I, который был страстным поклонником соколиной охоты.

То была истинная страсть, отмеченная печатью постоянства и даже вдохновения. В охоте царь находил радость и сердечную отраду. По приказу царя ежегодно в столицу привозили более двухсот ловчих птиц: соколов, кречетов, балобанов, сапсанов, копчиков, ястребов.

В большой цене были белые кречеты. Они ценились за свою необычную окраску. Места отлова кречетов находились под охраной, и добывать их могли только профессиональные ловцы - "помытчики", имевшие разрешение от государя. Соколиную охоту царя Алексея Михайловича обслуживали сто сокольников, которые круглый год, днем и ночью, находились при ловчих птицах в дворцовых селах - Коломенском, Сокольниках и Покровском.

Современники оставили восторженные описания деревянных дворцов царя Алексея Михайловича в Коломенском и Измайлове и его кречатен, по словам члена датского посольства Я. Стрейса, "весьма изящно построенных из дерева", с "весьма красивыми помещениями, украшенными чудными обоями и бархатом".

Впрочем, для постороннего все, что происходило на кречатне, было покрыто глубокой тайной. Так, в году один из членов австрийского посольства тщетно добивался разрешения увидеть хоть одного царского кречета и срисовать его. Лишь через полгода такое разрешение было получено в виде особой царской милости.

Известен единственный случай, когда на царскую кречатню был принят иноземец, живший в Москве. Это было наградой за то, что ему удалось вылечить двух царских соколов. Руководитель соколиной охоты - сокольничий - был доверенным лицом московского государя.

Зачисление на государеву службу было большой привилегией, оно производилось по присяге, чины царской охоты получали корм с царского стола, ежегодное денежное жалованье и платье. Церемониал посвящения в чин сокольничего был разработан самим царем и подробно изложен в трактате "Книга глаголемая Урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути".

Вся церемония предполагала особое "уготовление", которое символизировало этапы "красной охоты". В передней избе к приходу государя стелился "ковер диковатой" серо-голубого цвета , на который клалась подушка, набитая пухом диких уток. Напротив подушки ставились четыре нарядных стула для четырех лучших, первостатейных птиц - соколов и кречетов.

Между стульями клалось крытое попоной сено, где наряжали новопоставленного в чин. Сено и попона - символы коня: нет сокольничего без птицы, но нет настоящей птичьей охоты и без коня. Все это вместе названо "местом". И люди, и птицы, расставленные по месту, все должны быть в лучших платьях и в "большом наряде".

Сам нововыборный должен стоять одетым "в государево жалованье" - это новый суконный кафтан с золотыми и серебряными нашивками, в "ферезее" и шапке, обязательно надетой "искривя". Далее следует процедура пришествия царя и приветствия начальных сокольников и рядовых. Затем наступало время "объявлять образец и чин".

Процедура открывалась "наряжанием" птиц. То было не повседневное надевание на птиц обнасцов, колокольцев, клобучков, а настоящее священнодействие, исполненное глубокого символического смысла. Неслучайно это действо открывается фразой подсокольничего: "Начальные, время наряду и час красоте".

Посвящаемому в чин вручают руковицу, которую он должен "вздевать тихо и стройно". Надевши же, "пооправяся" и перекрестясь, он берет сокола. Далее подсокольничий должен был подступать к государю. Здесь "урядник" требовал идти "благочинно, смирно, урядно"; остановиться "поодоле" от царя надо было "человечно, тихо, бережно, весело", птицу при этом надо держать "честно достойно , явно, опасно осторожно , стройно, подправительно исправно, по образцу , подъявительно напоказ ".

Сам обряд демонстрировал всем красоту, честь и меру. Самой красивой из соколиных охот считалась охота с кречетом. Атакующий кречет на высокой скорости сильно бьет жертву когтями, быстро набирает высоту и при необходимости повторяет атаку - "ставку".

Хорошо обученные кречеты упорно преследовали добычу на расстояние до 6 верст и делали до 70 ставок. Добычей кречета были гуси, лебеди, утки, тетерева, коршуны, цапли, журавли, вороны и даже орлы. Сокол-балобан и сокол-сапсан также были излюбленными ловчими птицами царских охот.

Они способны были успешно ловить не только пернатую дичь, но и зайцев. Чеглок и дербник использовались для ловли мелких птиц, а также в качестве "дамских" соколов при парадных выездах. Универсальными охотниками считались ястребы, способные ловить самую разную добычу.

При царском дворе особенно ценились ястребы белой окраски. Царь охотился с кречетами почти ежедневно, а то и два раза в день: "после раннего кушанья" или "до и после столового кушанья", то есть после полудня. В соколиных охотах участвовали члены царской семьи и приглашенные иностранные послы.

Церемониал выезда на охоту отличался особой торжественностью. Впереди шли выводные лошади, снаряженные роскошными седлами и попонами, в драгоценной сбруе. Их вели на поводу служители Конюшенного приказа. Воины, кареты, всадники, охотники, конюхи, сотни служителей разных специальностей и, наконец, большой обоз со всем необходимым для охоты и праздничного пира - медленно двигались к месту охоты, где все было заранее подготовлено для царской забавы.

Там уже были разбиты походные шатры, о которых Самуил Коллинз - англичанин, врач на службе царя Алексея Михайловича - писал, что ему никогда не приходилось видеть ничего более величественного. Шатры самого царя, царицы, их детей составляли круг, в центре которого устанавливалась походная церковь.

Впереди на ружейный выстрел от шатров выставлялась стража, не подпускавшая посторонних к месту потехи. Приглашенные любовались прекрасным зрелищем птичьей охоты. По сигналу царя громкие звуки охотничьих рожков и маленьких литавр - "тулумбасов" - вспугивали с поверхности озера уток и другую дичь.

Соколы один за другим взмывали в небо с руки сокольника, защищенной перчаткой, и камнем падали вниз, поражая добычу.

Особенности национальной охоты в зимний период

Поделиться:

Leave a Reply