я Международная выставка «Охота и рыболовство на Руси» — одно из крупнейших мероприятий в своей отрасли. Истинно народная, выставка заслуженно пользуется огромным успехом у охотников, рыболовов. Одна из крупнейших в мире я Международная выставка «Охота и рыболовство на Руси» пройдет с 10 по 13 сентября г. в трех залах павильона № 75 ВДНХ под патронатом Торгово-Промышленной Палаты Российской Федерации и при.  · я Международная выставка Охота и рыболовство на Руси пройдет сентября в павильоне 75, ВДНХ с 10 по 13 сентября года, компания «STREAM» традиционно будет участвовать на ВДНХ (engio.pksnab.ru) в выставке «Охота и рыболовство на Руси», павильон
1 охота на руси 38
Главная >> Охота на руси

RedLaika - участник 38-ой выставки "Охота и рыболовство на Руси"

 · Охота и Рыболовство на Руси. я выставка - отправлено в Выставки: я Международная выставка Охота и рыболовство на Руси пройдет сентября в павильоне 75, ВДНХ Тематика выставки охота и рыбалка на ВВЦ оснащение и. Компания Red Laika (Ред Лайка) является участником ежегодной выставки "Охота и рыболовство на Руси", проводимой на ВДНХ (ВВЦ) в павильоне № Приглашаем всех посетить наш стенд № D в зале А.

Исследование охватывает царскую и великокняжескую охоту на Руси и в России с момента образования Древнерусского государства по царствование императора Александра III. Книга является ценным источником не только истории русской охоты, но и по придворной и дипломатической истории России.

В мае года император Александр III высказал пожелание о написании книги, посвящённой истории царской охоты князю Д. Голицыну, начальнику Управления Императорской охоты. Задача непосредственного исполнения была поручена полковнику Николаю Ивановичу Кутепову заведующий хозяйственной частью Императорской охоты , который в течение 16 лет выпустил 4 тома 6 книг.

Последний том был издан в году его вдовой. В «Памятной записке» года Кутепов заметил, что он составляет третью по счёту записку. Первая из них включала в себя обзор законоположений, вошедших в Полное Собрание Законов и относящихся к охоте. Обзор начинался с года.

Вторая записка содержала материалы от древнейших времён и до воцарения династии Романовых. В третьей записке были представлены материалы эпохи Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича. Первая из записок вошла частями во второй-четвёртый тома. Вторая записка стала основой для первого тома, а третья записка - для второго.

Тираж «Памятной записки» составлял 10 экземпляров и был предназначен исключительно для представления монаршей особе. Записки - своего рода развёрнутый план будущей книги. Кутепов, не имея опыта историка, смог чётко поставить задачи при создании очерков, которые он называл «манускриптами»:. Кутепов не был историком и писателем, но обладал талантом исследователя.

Он изучил многочисленные архивы и использовал полученные данные в издании. Бакст , А. Беггров , А. Бенуа , А. Васнецов , В. Васнецов , Е. Лансере , К. Лебедев , А. Рябушкин , И. Репин , В. Суриков , Ф. Рубо , Л. Пастернак , К. Савицкий , В. Серов , А. Использовались и литогравюры с произведений Дж.

Доу , В. Шварца , Ф. Солнцева , А. Оформление всего издания в целом было возложено на Н. В частности, им лично выполнены иллюстрации к 4 томам «Охоты». Следуя замыслу Кутепова, художник предложил для каждого тома индивидуальный вариант оформления.

На второй том помещены изображения шапки Мономаха и герба Москвы со святым Георгием Победоносцем, которого русские охотники чтили как своего покровителя. Переплёт третьего тома украсили два сокола, летящих из Москвы к «берегам Невы» и поддерживающих царскую корону.

Четвёртый том украшен гербом Николая I. Первый том полностью оформлен одним Самокишем, кроме одной акварели «Отдых Владимира Мономаха после охоты», выполненная художником В. В том также были включены гравюры, которые предоставил для издания крупнейший петербургский коллекционер-знаток гравюр П.

Второй том иллюстрирован В. Васнецовым, К. Лебедевым, И. Репиным, Я. Рябушкиным, Н. Самокишем, В. Том содержит 88 чёрно-белых и цветных иллюстраций, 38 из которых помещены на отдельных листах. Третий том наиболее насыщен иллюстрациями. В него помещена иллюстрация, 24 из которых помещены на отдельных листах.

Иллюстрации для этого тома выполнили члены художественного объединения «Мир искусств»: Л. Бакст, А. Бенуа, Е. Лансере, а также А. Васнецов, К. Пастернак, И. Репин, А. Рябушкин, Н. Самокиш, А. Степанов, В. Суриков, В. Четвёртый том содержит иллюстраций из них - в тексте и 22 - на отдельных листах.

Художники-иллюстраторы: А. Бенуа, К. Лебедев, Л. Репин, Н. Это издание принесло художнику славу анималиста. Николай Самокиш является также автором оформления переплетов всех четырёх томов издания, а также рисунков форзацев , многочисленных пейзажей , виньеток , заставок, концовок, полевых украшений.

Наиболее примечательна работа Самокиша над созданием иллюстраций к стихотворению Льва Мея «Избавитель», посвящённому чудесному спасению царя Алексея Михайловича во время охоты на медведя. Стихотворение с иллюстрациями включено в состав 2-го тома «Охоты» и содержит 15 реалистичных миниатюр: изображения зверей сокол, лось, медведь , герба Российского государства, а также пейзажи, вкомпанованные в заставки вид Саввино-Сторожевского монастыря и изображение интерьера храма с иконой преподобного Саввы Сторожевского.

La chasse grand-ducale et tsarienne en Russie, S. Самой интересной особенностью этого издания было появление в первом томе, после авантитула и перед титулом, письма, адресованного Кутепову виконтом Эжен-Мельхиором де Вогюэ, французским литературоведом, критиком и большим любителем путешествий.

Он был женат на дочери русского генерала М. Это письмо - своего рода рецензия французского критика, читавшего русскоязычный вариант. Краткая характеристика издания: специальный футляр, оклеенный изнутри тканью для подносного издания; проба серебра на двуглавом орле; передняя крышка первого тома - на французском языке.

Переводчик: Dr. Alexis Lupus журналист Вольф Алексей Андреевич. Оформление французского издания несущественно отличается от издания на русском языке. Самокиш, в частности, при написании заглавных букв французского издания использовал готический стиль. Часть тиража на французском языке распространялась в Париже через посредничество одного из крупнейших французских издательств «Фламмарион», предоставившего свой склад для хранения книги Кутепова.

Оцифрованные тома в Российской государственной библиотеке :. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 16 ноября года; проверки требует 1 правка. Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси Обложка первого тома год Автор Н.

Кутепов Язык оригинала русский Оригинал издан годы Издатель Санкт-Петербург , Экспедиция заготовления государственных бумаг Медиафайлы на Викискладе «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси» — объёмный очерк по истории русской охоты. Медиафайлы на Викискладе. Скрытая категория: Статьи со ссылками на Викисклад.

Пространства имён Статья Обсуждение. English Править ссылки. Обложка первого тома год. Санкт-Петербург , Экспедиция заготовления государственных бумаг.


Ирина Палтусова. Придворная охота в России. Охоту по справедливости должно почесть одним из главнейших занятий человека, - писал И. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же и охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем. Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах.

Мономах в завещании своем оставил нам описание своих битв с турами и медведями; достойный отец великого сына, один из мудрейших русских царей, Алексей Михайлович, страстно любил охоту". Азарт охоты, поединок с сильным и хитрым лесным хищником, соревнование с другими охотниками в ловкости и количестве трофеев превращали охоту из промысла в развлечение и искусство.

Именно в третьей четверти XVII столетия придворная охота превратилась в постоянное занятие русских царей. Это был особый мир со своим церемониалом, призванный демонстрировать подданным и иноземным гостям блеск и величие, авторитет и могущество правительства и государства. Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту.

Сохранилось описание одного из таких выездов в село Покровское в году, когда в Москве находились польско-литовские послы. Впереди всей процессии, вспоминает очевидец, двигался "постельный возок" в сопровождении постельничего и трехсот "младших" дворян. Они ехали по трое в ряд на аргамаках, жеребцах и конях "во всякой ратной сбруе".

За ними следовали триста конных стрельцов по пять в ряд в парадном одеянии и с карабинами. За стрельцами двигались пятьсот рейтар с палашами и пистолями. Далее вели сорок заводных лошадей в богатой сбруе с позолоченными и серебряными цепями и седлами, покрытыми золочеными покровцами и ковриками.

За ними шли запасные каретные лошади, а уже потом ехал сам царь в английской карете. Сопровождавшие его бояре, окольничьи, думские люди, стольники, стряпчие и дворяне следовали по три человека в ряд на "добрых" жеребцах, обряженных в красивую упряжь - узды "оправные" и цепи "поводные".

Для царской охоты парадное конское убранство изготавливали мастера Конюшенного приказа. В его создании участвовало несколько мастеров: седельники - делали седла, шорники - сбрую; кузнецы - ковали подковы и стремена, серебряных дел мастера - серебряные украшения.

Русские мастера были известны как искусные седельники. Они изготавливали седла - арчаки с невысокими луками и пристегнутой к остову подушкой, наполненной лебяжьим пухом. Удобные и легкие, они как нельзя лучше подходили для охоты.

Седло не прилегало полностью к крупу коня, а опиралось на него лишь "известями" - выступающими досками, снизу оклеенными тисненой берестой. Арчак обтягивали бархатом вишневого цвета, крыльца и тебеньки расшивали серебряным шнуром. Луки седла оклеевали "ящером" - кожей осетровых рыб или морского ската.

Для снаряжения коня использовалась "узда самая легкая". Понятие "узда" включало несколько предметов, необходимых для того, чтобы запрячь коня и управлять им. На голову коня надевали собственно узду - оголовь с железными удилами и поводьями, к седлу спереди пристегивали паперсть - нагрудные ремни сбруи.

Морду лошади украшала решма - изогнутая металлическая пластина с цепочками, декорированная чеканным растительным узором. В центре помещали изображение российского герба - двуглавого орла под короной. Мастера Конюшенного приказа превращали каждую деталь узды в неповторимое произведение искусства.

Важнейшую часть парадного конского убранства составляли попоны. Одни из них закрывали грудь и круп коня, другие - подкладывались под седло, третьи - набрасывались на него сверху. На одной лошади могло быть несколько видов попон одновременно. Их шили из разнообразных тканей, украшали камнями и жемчугом, декоративным шитьем.

Убор "выводного" коня дополняли подшейной кистью из серебряных или шелковых нитей, чеканными, золочеными наколенниками и серебряными "гремячими" цепями, которые при малейшем движении лошади издавали мелодичный серебряный звон. Коней вели под уздцы именитые дворяне в парадном платье.

Традиции парадных охот существовали и в последующие столетия, но именно XVII век привнес сугубо русский колорит в это красочное действие. Сама царская охота - соколиная, псовая и медвежья - отличалась разнообразием церемониала и подчинялась своим правилам и традициям.

Соколиная охота существовала на Руси еще в глубокой древности. Но периодом ее расцвета стало правление царя Алексея Михайловича Романова, отца Петра I, который был страстным поклонником соколиной охоты. То была истинная страсть, отмеченная печатью постоянства и даже вдохновения.

В охоте царь находил радость и сердечную отраду. По приказу царя ежегодно в столицу привозили более двухсот ловчих птиц: соколов, кречетов, балобанов, сапсанов, копчиков, ястребов. В большой цене были белые кречеты. Они ценились за свою необычную окраску. Места отлова кречетов находились под охраной, и добывать их могли только профессиональные ловцы - "помытчики", имевшие разрешение от государя.

Соколиную охоту царя Алексея Михайловича обслуживали сто сокольников, которые круглый год, днем и ночью, находились при ловчих птицах в дворцовых селах - Коломенском, Сокольниках и Покровском. Современники оставили восторженные описания деревянных дворцов царя Алексея Михайловича в Коломенском и Измайлове и его кречатен, по словам члена датского посольства Я.

Стрейса, "весьма изящно построенных из дерева", с "весьма красивыми помещениями, украшенными чудными обоями и бархатом". Впрочем, для постороннего все, что происходило на кречатне, было покрыто глубокой тайной. Так, в году один из членов австрийского посольства тщетно добивался разрешения увидеть хоть одного царского кречета и срисовать его.

Лишь через полгода такое разрешение было получено в виде особой царской милости. Известен единственный случай, когда на царскую кречатню был принят иноземец, живший в Москве. Это было наградой за то, что ему удалось вылечить двух царских соколов.

Руководитель соколиной охоты - сокольничий - был доверенным лицом московского государя. Зачисление на государеву службу было большой привилегией, оно производилось по присяге, чины царской охоты получали корм с царского стола, ежегодное денежное жалованье и платье.

Церемониал посвящения в чин сокольничего был разработан самим царем и подробно изложен в трактате "Книга глаголемая Урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути". Вся церемония предполагала особое "уготовление", которое символизировало этапы "красной охоты".

В передней избе к приходу государя стелился "ковер диковатой" серо-голубого цвета , на который клалась подушка, набитая пухом диких уток. Напротив подушки ставились четыре нарядных стула для четырех лучших, первостатейных птиц - соколов и кречетов. Между стульями клалось крытое попоной сено, где наряжали новопоставленного в чин.

Сено и попона - символы коня: нет сокольничего без птицы, но нет настоящей птичьей охоты и без коня. Все это вместе названо "местом". И люди, и птицы, расставленные по месту, все должны быть в лучших платьях и в "большом наряде". Сам нововыборный должен стоять одетым "в государево жалованье" - это новый суконный кафтан с золотыми и серебряными нашивками, в "ферезее" и шапке, обязательно надетой "искривя".

Далее следует процедура пришествия царя и приветствия начальных сокольников и рядовых. Затем наступало время "объявлять образец и чин". Процедура открывалась "наряжанием" птиц. То было не повседневное надевание на птиц обнасцов, колокольцев, клобучков, а настоящее священнодействие, исполненное глубокого символического смысла.

Неслучайно это действо открывается фразой подсокольничего: "Начальные, время наряду и час красоте". Посвящаемому в чин вручают руковицу, которую он должен "вздевать тихо и стройно". Надевши же, "пооправяся" и перекрестясь, он берет сокола.

Далее подсокольничий должен был подступать к государю. Здесь "урядник" требовал идти "благочинно, смирно, урядно"; остановиться "поодоле" от царя надо было "человечно, тихо, бережно, весело", птицу при этом надо держать "честно достойно , явно, опасно осторожно , стройно, подправительно исправно, по образцу , подъявительно напоказ ".

Сам обряд демонстрировал всем красоту, честь и меру. Самой красивой из соколиных охот считалась охота с кречетом. Атакующий кречет на высокой скорости сильно бьет жертву когтями, быстро набирает высоту и при необходимости повторяет атаку - "ставку".

Хорошо обученные кречеты упорно преследовали добычу на расстояние до 6 верст и делали до 70 ставок. Добычей кречета были гуси, лебеди, утки, тетерева, коршуны, цапли, журавли, вороны и даже орлы. Сокол-балобан и сокол-сапсан также были излюбленными ловчими птицами царских охот.

Они способны были успешно ловить не только пернатую дичь, но и зайцев. Чеглок и дербник использовались для ловли мелких птиц, а также в качестве "дамских" соколов при парадных выездах. Универсальными охотниками считались ястребы, способные ловить самую разную добычу. При царском дворе особенно ценились ястребы белой окраски.

Царь охотился с кречетами почти ежедневно, а то и два раза в день: "после раннего кушанья" или "до и после столового кушанья", то есть после полудня. В соколиных охотах участвовали члены царской семьи и приглашенные иностранные послы. Церемониал выезда на охоту отличался особой торжественностью.

Впереди шли выводные лошади, снаряженные роскошными седлами и попонами, в драгоценной сбруе. Их вели на поводу служители Конюшенного приказа. Воины, кареты, всадники, охотники, конюхи, сотни служителей разных специальностей и, наконец, большой обоз со всем необходимым для охоты и праздничного пира - медленно двигались к месту охоты, где все было заранее подготовлено для царской забавы.

Там уже были разбиты походные шатры, о которых Самуил Коллинз - англичанин, врач на службе царя Алексея Михайловича - писал, что ему никогда не приходилось видеть ничего более величественного. Шатры самого царя, царицы, их детей составляли круг, в центре которого устанавливалась походная церковь.

Впереди на ружейный выстрел от шатров выставлялась стража, не подпускавшая посторонних к месту потехи. Приглашенные любовались прекрасным зрелищем птичьей охоты. По сигналу царя громкие звуки охотничьих рожков и маленьких литавр - "тулумбасов" - вспугивали с поверхности озера уток и другую дичь.

Соколы один за другим взмывали в небо с руки сокольника, защищенной перчаткой, и камнем падали вниз, поражая добычу.

Savaşçı 38. Bölüm

Поделиться:

Leave a Reply